?

Log in

No account? Create an account
Совесть теряют религиозные вожди когда.
А ты перезвездился
pravdoiskanie
Религиозные вожди народа потеряют свою совесть когда.
Совесть свою потеряют религиозные вожди народа когда, становятся они двуногими волками в овечьей шкуре, и слугами диавола тогда! И хотя веру в Бога некоторые из них сохраняют, только вера у них тогда уже бесовской бывает. Нет ни страха Божия, ни тени добродетели у бессовестных религиозных вождей. Лгут они нагло и пред Богом, и себе самим, и многомиллионной пастве своей! А всякая ложь исходит от диавола, то есть от их духовного отца. Гибнут вместе бесстыжий лжец – религиозный вождь продажный, и многомиллионная верноподданная паства его тогда! В рясах шикарных, и в самоварном золоте на груди, с часами на руке за 30 тысяч евро, на крутых тачках с мигалками, и с охраной впереди, по улицам пулей летят они! А своей невежественной, и суеверной пастве внушают, что религиозную истину, и волю Бога - только они одни знают! И о себе они лживо утверждают, что преемники они самих апостолов Иисуса Христа, и на земле Его собою представляют. И в своих карманах, якобы имеют они от рая ключи. И что имеют право людям на земле грехи прощать, причём, только они одни. И, для кого им будет угодно, они врата Небесного Царства могут отворять. А кто не признаёт на земле их власть, тому никакого рая на том свете не видать. Утверждают лживо эти жрецы, что только с ними в одной церкви находящиеся – будут спасены. А остальные люди заблудились в вере, а потому погибли все, и будут они в аду гореть, в вечном огне. Но не Богу, и Иисусу Христу, вовсе служат эти бессовестные духовные вожди, и их фальшивая РПЦа. Но обслуживают они интересы любой политической власти, а их хозяин – вовсе не Бог, а сам сатана. Называют они себя правильными христианами, но службу несут не Христу! Не Иисуса Христа они любят, а себя только: свою власть, почёт, и деньгу. В угоду любой политической власти, и ради своей корысти, учение Иисуса Христа, они извращают, как только хотят! По стопам предателя – Иуды Искариотского эти бессовестные, и продажные жрецы идут сами, и свою многомиллионную суеверную паству влачат. Только своими злодеяниями они Иуду, этого предателя Иисуса Христа – давно уже превзошли! Потому что, у Иуды предателя, какой – то стыд ещё был, а у них стыда не осталось, его и след простыл. От угрызений своей совести не смог Иуда после своего предательства жить на земле: его совесть замучила, и он сам себя удавил, и погиб во зле. А эти жрецы кривославные, хотя совесть свою продали, но без неё проживают долгую жизнь. Но никакого раскаяния от них никто никогда и не жди. Крестят грудных младенцев они в своих храмах, и умершим без покаяния: «со святыми упокой», за деньги песню поют. А многомиллионная паства их Бога совсем не знает: в духовном мраке люди живут. И потому с поводырём, добровольно себя ослепившим, они вместе в погибель идут. Подобно древним жрецам языческим, они в своих храмах кадилом кадят: деревянным иконам своим чудотворным, и в саркофагах мёртвым «святым мощам». Надрывают свои глотки, на языке непонятном, свои песни умершим, и деревянным идолам, они нараспев поют. А спроси их, и ответят ли: «кто поручил им этот бесполезный, но зловредный, и погибельный труд»?! Из одной ложечки заразной «причащают» в храмах всю свою паству телом, и кровью Иисуса Христа. Вампирами, и каннибалами после «причащения», становится сразу многомиллионная суеверная паства сия! А если среди паствы суеверной находится искренне верующий человек, то на него жрецы психологическое давление окажут, и не видать ему воли вовек! И адом с мукой вечной его запугают, и наденут на него монашеский хомут, и в монастырскую тюрьму его запихают, и используют его пожизненный, бесплатный, рабский труд! И имущество, и недвижимость у него поповская братия отнимет, и за деньги его квартиру продадут, а деньги в свой бездонный карман положат, и «что он сам всё Богу пожертвовал» - они этот грабёж так назовут. А в монастыре уже он узнает поближе православную кузькину мать. Захочет сбежать, но уже поздно тогда бывает, ибо некуда бездомному и нищему бежать. И непосильный ежедневный многочасовой рабский труд в монастыре жертва тоталитарной государственной секты испытает, и скудной, «постной» кормёжки хлебнёт, и совесть свою он в «послушании» полном, и в «смирении» совсем потеряет, и так в рабстве у слуг диавола помрёт! А может и такое случиться, что в сексуальное рабство он (или она) попадёт. И тогда он уже узнает, что под поповской и монашеской рясой кроется не раб Бога, а раб сатаны, содомит, религиозный мошенник, и чёрт!
А если к попу православному в храм на исповедь старуха, комсомолка бывшая придёт, то он её заботой своей «отцовской» окружит, но в монастырь её он не пошлёт. Ведь в монастырях молодые, и здоровые рабыни для эксплуатации нужны: чтобы использовать можно было годы долгие и их младое тело, и рабские, и сексуальные труды! Ведь в монастырях православных, как на каторге: с пяти утра, и до одиннадцати ночи надо спины гнуть. А потому старухе немощной в монастыре никак не потянуть. Трудись, девица и парниша безмозглый, паши бесплатно на чёрную братву, пока ты ещё молодой! А состаришься когда, то возможно, что погонят тебя из «святой» обители поганой метлой. Какой – нибудь для этого предлог найдётся: «непослушание» священноначалию скажут, ты к примеру, оказал. То есть беззаконию безропотно, и беспрекословно не захотел подчинился, когда тебе поп приказал. Или, возможно, слово правды осмелишься ты сказать, и злодеянье поповское – не добром, а злом назвать! И за ворота тебя вышвырнут, как старый, и ненужный хлам: иди на улицу, и загибайся в мученьях, нищий, и бездомный, там! Без денег, без жилища, без родни, и без семьи: нет ни совести, ни сострадания, у монашеской братвы. А ту старуху суеверную, что в храм к попу на исповедь придёт, поисповедует внимательно, и осторожно поп. Узнает, есть ли у неё близкие, иль одинокая она, и кем она работала, и с кем она жила. И если одинокая старуха эта, и нет у неё родни, к себе на заметку возьмут её коварные попы. И улыбнутся ласково, и « чадом духовным» своим назовут, и говорить елейным голосом, ей будут, но не забудут и упрекнуть. И что грешила она часто, скажут они ей, и что никогда не каялась им она в многогрешной жизни своей. И что теперь надо бы ей почаще исповедоваться тут у них ужо. На совесть будут нажимать религиозные мошенники – попы, и много говорить об «искуплении» тады. Мол, много на тебе теперь, старая, смертного греха, а потому и гневается сильно Бог наш на тебя. Мол, надо позаботиться уже и о спасении души, ибо дни нашей жизни бренной очень коротки. И надо поспешить тебе, старая, и творить добрые дела, сыграть ты в ящик не успела ещё пока! А запугают, а зомбируют, и обработают психологически старуху эту православные попы когда, подпишет им старуха завещание тогда. И квартиру свою московскую попам она отдаст. А сколько нынче в Москве квартира стоит у вас? И сбережения все свои накопленные она отдаст, пока ещё жива, или уж подпишет – тоже на попа. И так ей этот попик голову ловко вскружит, и так он старую безбожницу заворожит, и так испугается её грешная душа, что религиозного мошенника, и вора - благодетелем своим сочтёт она! И будет восхищаться им, и за святого раба Божия - волка этого в овечьей шкуре она будет почитать. Но только долго ли ей жить осталось опосля того, как довелось ей завещанье написать?! И своей ли теперь смертью она вскоре умрёт? Или попик – благодетель ей шибко помогёт? И куда старуха эта после смерти попадёт: в райские обители, или её в ад чёрт заберёт? Ведь будет обманывать свою совесть старуха, и убеждать себя, что это Богу она посвятила, а не религиозному мошеннику, много своего добра! Но если Богу бы хотела старуха служить, то могла бы она, захотела бы, если, и по - другому поступить. Могла бы нищим, обездоленным, и убогим помогать, была жива пока. И завещание на квартиру – могла многодетной нуждающейся вдовице сделать, а не бросать под ноги хитрого, и жадного до чужого добра, пса! Так сколько же квартир, пока он «служит», наберёт церковный вор? И сдавать по высокой цене он их будет, а захочет – так и продать их смогёт! Только он не пустит, во имя Иисуса Христа, бесплатно в квартиру эту ни студентку верующую, ни бездомную монашку, ни изнурённого бомжа! Псу на ветер старухино пожертвование пойдёт, и воспользуется квартиркой этой не Божий человек, а жулик, мошенник, и религиозный лжец. Так для чего же себя православными, то есть правильными христианами, надо было им себя называть? Чтобы людей обманывать, обкрадывать, губить, и сатане угождать?!
Где светское, правовое государство? Где Конституция, где человеков права? Страной суеверных мракобесов опять стала эта земля! Деградирует, и вымирает от нищеты, и бесправия, уже в двадцать первом веке, этот духовно невежественный, и одичавший народ. А мёртвая совесть нации – этот поп православный, кадит ладаном возле икон, и покойников без конца «отпевает», и странные песенки им поёт! С умилением взирает на это многомиллионная суеверная паства – толпа. А возле иконы православной дружно крестится и правительство, и президент Руси всея! Конечно, ваше право – хоть перед чудотворным пнём балжеть. Но токмо Конституцию Руси всея, тады куды надыть деть? Отменить ея, к кузькиной матери? А самим – на чудотворную Емелину печку залечь? И золотую рыбку, и щуку поймать вам тады ужо надыть, и гимн о сохранении царя пропеть? И православного Поповича Алёшу для помазания царя – батюшки позвать. И сообщить надыть всему цивилизованному миру, что вы счастье имеете в дурдоме проживать. То есть, в совершенно, по понятиям, в натуре, в особой, заколдованной стране. Здравым умом которую не дано понять никады, никому, и нигде. Ибо страной сей управляет не закон, и здравый человеческий смысл. А православный дух особый, от которого уму, и совести – кирдык! Тады объявите конкурс, какой особый по всей земле. И найдите для себя санитаров хороших, и квалифицированных психиатрических врачей. Пущай они за нефтяную плату, в особливой палате №6, маленько, аки Гус футбольный, поживут. Могёт быть, что дело это им удастся, и они в нёй человеческий порядок наведут! Кады не могёте вы управлять не токмо государством, и страною, но и церковью, во благо людям, и себе, тады позовите вы в свою страну особливую, варягов опять уже!