?

Log in

No account? Create an account
Я жил среди проклятых в Вавилонском плену.
А ты перезвездился
pravdoiskanie
How would you describe your life so far in a six-word sentence? How often would your 'life sentence' change?

Детство - в полуподвале, в аварийном дому. Семь лет в интернате среди антисемитов я жил. А потом - в ссылку Сибирскую я угодил. Видимо, был найден советскою властью во мне корень зла, ибо в тюрьму меня тоже определила она. В двадцать три года я был освобождён, и сразу - в правах был властью правильной я поражён. Нельзя мне было ни в Москве, ни в области Московской жить: надыть было за 101 километр пилить. А прописаться - и думать не моги, даже в Загорск, к своей родственнице, к инвалиду войны. Правильными были люди тогда, в эти самые советские, атеистические времена! И Библию нельзя тогда было достать, но мне удалось её прочитать. Уверовав в Бога через Иисуса Христа, в православной церкви (а где же ещё?) крестился я. О Боге советским людям говорить не моги: запрещали тогда это слуги Лубянской чеки. Но я всё равно им говорил, и советских людей к вере я приводил. Рухнула советская власть вдруг когда, настали "свободные" времена для зверья. По поручению Лавры, я за пять лет всю страну облетал: проповедовал Евангелие Иисуса Христа, и духовную литературу среди людей распространял. Многие люди через меня к вере в Бога пришли, но теперь их не видно: где они? Кто стал монахом, а кто - попом. Лишь я один в их глазах стал опять "жидовствующим", неправильным, и злостным еретиком.
За мой миссионерский пятилетний рабский труд Лаврская чёрная братва мне не заплатила: в карман она деньгу себе положила. Покупала квартиры, машины, строила дома: для своих наложниц, родственниц, и для самих себя. Затем - я в Сергиевом Посаде в одиночестве от нищеты, и болезней подыхал. Обращался я во все христианские конфессии за помощью, но во имя Иисуса Христа, но мне никто не помогал. Продал я квартиру в Сергиевом Посаде тогда, проклял я Россию вашу "правильную", и уехал из нея. http://www.pravdoiskanie2009.narod.ru В империи зла, среди зверей двуногих, в плену, я жизнь свою прожил. И всегда я плохим и для рогатой паствы, и для пастухов ея был. Пришлось больше шести слов сказать, чтобы историю плена своего немым бесам описать.